English French German Spain Italian Dutch Russian Portuguese Japanese Korean Arabic Chinese Simplified

24 июл. 2011 г.

Необычная любовь (начало)


(начало)

Мой дед Аркадий, по отцовской линии, был из помещичьей семьи.  Когда закончил военную академию,  ему надо было служить. К тому времени его отец обеднел, и ему пришлось  поступить на службу в не европейские части российского государства, где зарплата была вдвое больше.  Так он по распределению попал в город  Ашхабад  и начал служить  на границе с Персией.



Дед был хорошего крепкого телосложения, невысокий, но очень интересный мужчина. Привлекательность добавляли его внушительные усы. Ему предстояла  хорошая карьера.
В Ашхабаде он познакомился с 27 летней девушкой  Анной  из офицерской семьи прибалтийских немцев. Ее отец к тому времени занимал высокую должность командира полка в Ашхабадском военном округе.
Анна  большой красотой не отличалась:  низкорослая, с ровными, коротко подстриженными светлыми волосами и с типичным  лицом для немецких девушек. Но для того времени была одной из редких девушек, которые свободно ездили на велосипеде, т.к. вела независимый и передовой образ жизни. У  нее  было  среднее  образование, и она работала. Отличалась хорошим характером, была спокойная и сдержанная.
Но, не смотря на все это и на ее годы, дед сделал ей предложение. Она согласилась.  Вскоре они обвенчались и обосновались в городе Ашхабаде. Но большой любви между ними, по-видимому, не было, т.к. деда не раз видели в обществе других женщин, и ходили слухи, что он женился только ради карьеры.  Тем более что его карьера сразу пошла вверх, и после женитьбы он почти сразу стал штабским офицером, а за выказанную храбрость в Русско-Турецкой войне был награжден орденом Св. Георгия с оружием.  После этого его карьера еще быстрее пошла вверх.  И,  тем не менее, они прожили вместе большую и долгую жизнь.
Вскоре, в их браке один за другим появились на свет  3 сына: Борис, Валерий (мой отец) и  Константин. Дед был рад рождению сыновей, но больше всего он хотел иметь дочь. И вскоре у них появилась на свет эта долгожданная девочка, которой дали имя Людмила, и которая впоследствии стала моей единственной теткой. Когда девочка стала подрастать, то становилась все милее и милее, и родители стали звать ее Милочка. С тех пор она для всех стала только Милочкой, и по-другому ее уже никто не называл.
Сразу же после ее рождения все внимание родителей было обращено только на нее. Мальчики очень быстро это почувствовали на себе. Они не могли не замечать, что сестру родители только балуют, а к ним относятся строго и часто наказывают. Обида, горечь и ревность поселились в еще неокрепших душах этих детей. Ведь они тоже еще дети, и им тоже  хотелось ласки, внимания и любви родителей. Но мой дед считал, что мальчики должны расти в строгости, чтобы они быстрее окрепли и возмужали и часто поступал с ними по-военному и почти всегда с грубостью. Их мать, моя бабушка, мужу не перечила, соглашалась с ним, т.к. сама была из офицерской семьи, и сыновей не брала под защиту.
Бабушка Анна до самого  замужества  была,  как и ее родители,  католичкой. Но ее отец  уговорил принять православие. В угоду отцу она сделала это. Позже, уже как православная, стала очень религиозной и передала эту религиозность дочери, которая была очень к ней привязана. Воспитанием дочери занималась сама. А мальчиков, как большинство мальчиков из их сословия, ждала дорога в ближайший  кадетский корпус. И они, подрастая, один за другим, покидали родительский дом, в котором так и не почувствовали родительскую нежность.  А этот «ближайший» корпус был за тысячу верст от Ашхабада, где был их родной дом. Он находился в городе Ташкент, до которого надо было ехать несколько недель. Родители даже не сопровождали их, а отправляли с денщиком.  Очутившись в этом далеком чужом городе, дети очень тосковали. Тоска по дому и родительской ласке с годами все больше  усиливалась и уже никогда не покидала их.
Оставалась одна надежда на блестящее будущее.  После окончания учебы в кадетском  корпусе, они продолжили бы учиться и закончили бы определенные курсы. Казалось, что беспечная жизнь им уже обеспечена, но не тут-то было.  Злодейка-судьба решила дальше их помучить и послала новые испытания.
Наступил 1917 год. Пришло бурное время. Революция, а затем гражданская война. Мир разделился на два лагеря. Были сломаны судьбы многих людей.  Ни одному из сыновей моего деда не удалось закончить учебу в России. Самому деду, как царскому офицеру, чтобы избежать расстрела, пришлось бежать за границу. Он успел захватить с собой только жену и дочь. Но о сыновьях тоже не забыл. Поехать  и забрать их у него, не было никакой возможности, и поэтому, чтобы хоть  как-нибудь помочь им, он отправил к ним своего денщика.  Он также надеялся, что детей из кадетского корпуса спокойно  эвакуируют. Так оно и случилось, но эвакуация проходила через Сибирь при сильных морозах, и многие дети замерзли в пути. Мальчикам посчастливилось, только у моего отца померзли ноги и нос. Помню, как в холодную погоду у него всегда синел нос, принимая какой-то багровый оттенок. Сидя за столом в нашем  доме в Сараево, молча, словно задумавшись о чем-то своем, поглаживал и растирал его.
Проделав этот нелегкий путь по горевшей России, мальчики вместе с потоком беженцев попали в Королевство Югославии. Так как никто ничего не знал об их родителях, детей зачислили в списки беспризорных. Все это время рядом с ними находился и заботился о них преданный денщик.
Спустя некоторое время до Югославии добрались и родители с Милочкой. Семья снова соединилась. Горе, страдания, разлука на какое-то время объединила всех членов семьи, и мальчики никогда не чувствовали себя так хорошо и уютно, как на этой снятой квартире. Они были снова окружены заботой и вниманием.
В Югославии отношение правительства к русским эмигрантам было, как известно, очень благоприятное. За короткие сроки были созданы заграничные русские школы и корпуса. И как только открылись корпуса, мальчикам снова пришлось покинуть родителей. Так как Королевство было небольшим, они теперь находились недалеко от родителей и могли чаще встречаться и общаться с ними. Родители в свою очередь тоже чаще навещали их.
Пришло время и Милочке, как и ее братьям, покинуть дом. Ей пора было учиться. Как и многие другие русские девочки,  она попала в один из девичьих русских институтов закрытого типа.
Прошло несколько лет. Милочка совсем девочкой вошла в стены института, а вышла высокая, красивая, изящная девушка. Она устроилась на работу, где в скором времени ее оценили, как хорошую работницу. Зарабатывая, часть денег она тратила на себя. Могла позволить себе одеваться по моде и хорошо следить за собой. Всегда хорошо и аккуратно одетая, с модной прической она привлекала внимание многих  молодых людей. Монгольские скулы и  едва заметно скошенные глаза, унаследованные у отца, а также стройная фигура делали из нее необычайно привлекательную девушку. За ней стали ухаживать. Затем посыпались предложения на замужество, как со стороны русских, так и со стороны местных женихов. Но судьба оказалась немилосердной и к ней. Случилась беда. Она тяжело заболела. В результате обычной простуды пошло осложнение на яичники, и, чтобы спасти ей жизнь, врачам пришлось удалить оба яичника. Возможность родить и стать матерью для нее навсегда исчезла, а с нею и желание выйти замуж. Ей было тогда всего 20 лет.
За ней продолжали ухаживать молодые люди. Она, как была прекрасной, так и осталась, но для нее все изменилось. Она стала отклонять все предложения, даже тогда, когда была любима и  сама очень любила. До конца жизни она так и не вышла замуж.
Отправить комментарий
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...