English French German Spain Italian Dutch Russian Portuguese Japanese Korean Arabic Chinese Simplified

29 июн. 2011 г.

Неуклюжая шутка (часть вторая)


                                                                   Часть вторая

Уверен, что эта вторая часть моего рассказа многим не понравится. Но я пишу не для них. Я пишу для тех, кто сможет понять меня, и не будет осуждать, и которым мой рассказ покажется,  как шутка, пусть даже неуклюжая, но все-таки шутка.


С тех пор, как мы последний раз виделись с Деяном - а это было еще перед войной - прошло много лет. Со временем мы должны были измениться, повзрослеть, освободиться от предрассудков, забыть старые недоразумения и исправить ошибки. Но этого не произошло, и мы остались такими, какими были.
К тому времени в моей жизни произошли большие перемены. Пришлось покинуть страну, в которой родился и вырос. И хотя я не очень любил эту страну, она все-таки была моя, потому что в ней были похоронены мои предки; в ней остались жить некоторые мои друзья; остались места, которые я любил; остались воспоминания….  О другой стране я и не мечтал.
Но началась война. И мне, спасая свою семью, пришлось покинуть город, в котором учился, затем женился; в котором родились мои дети и, в котором нам так хорошо всем вместе жилось.
Деяну также не повезло, потому что к ним тоже подкралась война. Когда в Боснии уже все стихло, самолеты НАТО стали бомбить его страну и его город, пытаясь перевоспитать народ, которому не удалось избавиться от своих политических вождей. Сидя в подвале, который был его квартирой, он боялся бомбежек и беспокоился, что в случае прямого попадания, от старенького домика с подвалом, кроме пыли, ничего не останется. Но ему повезло, и его неприметный дом остался стоять, а Деян, как и я, пережив войну, остался жив и невредим.

Когда я уже обосновался здесь, мы с ним время от времени созванивались и обменивались письмами. Он печатал их всегда на машинке. В основном, писал о мелких незначительных событиях из своей жизни и иногда делился своими историко-политическими соображениями.
Но в один прекрасный день совершенно неожиданно он обратился ко мне с просьбой. В очень вежливой форме он попросил прислать ему одну ключевую деталь для его спутниковой антенны. Непременным условием было то, что эта деталь ни в коем случае не должна была быть китайского производства. Меня сразу озадачила его просьба, потому что весь рынок уже давно был забит китайскими изделиями. Я сам относился негативно к китайским, как правило, плохого качества товарам, но иногда приходилось их приобретать, часто совсем случайно и не подозревая об их китайском происхождении.
-  А чьего производства ты бы хотел? – спросил я его.
- Любую, только не китайскую, – ответил он. – Ты не представляешь, как я намучился с этими никчемными китайскими деталями! Как не пытался, так и не смог наладить антенну, чтобы познакомиться с чилийскими программами.
От услышанного я обомлел. Я даже на миг не мог представить и поверить в это! Но, по сути, от него можно было этого ожидать. Годы не изменили его. Он оставался таким же, постоянно усложняющим свою жизнь и часто бывающим похожим на Дон Кихота с вечными даже подчас совершенно ненужными проблемами.
«Что же мне делать и как быть?» - спрашивал сам себя. Но если признаться, то мне совершенно не хотелось тратить время из-за «чилийских программ»! Но, тем не менее, пришлось заняться этим. К моему полному удивлению я сразу же понял, что у нас специализированных магазинов по продаже деталей для спутниковых антенн практически нет. Спрос на эти антенны был небольшой, и ими интересовались в основном иностранцы, проживающие в нашей стране. Да и они сами приобретали их в своих странах, потому что там были намного дешевле.

Спустя какое-то время, я позвонил ему и сообщил, что вряд ли мне удастся выполнить его просьбу, так как у нас нет таких магазинов, где можно приобрести детали для спутниковых антенн. Но он не поверил мне. Наоборот, обиженным голосом произнес:
- Ты что, издеваешься надо мной? У вас все должно быть! Вы же не Балканы, вы – Запад! Поищи еще, пожалуйста! Может, ты боишься потратиться на нее? Она же недорого стоит. Я ее поставлю только на одну антенну.
- А сколько их у тебя? – спросил я, не подозревая, что его ответ поразит меня.
- У меня их пока всего пять! Но одна двухметровая! – важно ответил он, а в голосе звучала гордость.
Я опешил.

«Что же мне делать с ним? Что предпринять?» - думал я, но, не найдя выхода, продолжил поиски. Но они так и не увенчались успехом. Я был в больших раздумьях. В мыслях, не без иронии, представлял дворик Деяна, весь обставленный спутниковыми антеннами. А ту, двухметровую, представлял прикрепленной к крыше сторожевой будки, в которой когда-то стоял солдат, охранявший его деда. Возникло предположение, что в этот дворик солнце больше не проникает, и невольно напрашивался вопрос – разве соседей это не возмущает?
И тут, чтобы окончательно прекратить поиски, у меня зародилась мысль подшутить над Деяном.
И вот, наконец, в один прекрасный день я ему позвонил.
- Кто это? – строгим голосом спросил Деян.
- Мне нужен профессор Деян! – ответил я, стараясь изменить свой голос.
- Кто вы такой?  - сердито обратился он ко мне.
- Я следователь Васич из Районного управления!
- Что вам нужно от меня?
- На вас донос!
- Донос? – в голосе Деяна послышались нотки испуга. – Кто донес?
По его голосу я сразу понял, что встревожил его давние страхи, связанные  с постоянным подозрением в том, что полиция следит за ним, подслушивает его разговоры и вскрывает его письма. Хотя той полиции, которой он так опасался, уже давно не было, но его мнительность осталась и сейчас напомнила о себе.
 - Да на вас, г-н профессор, донос! Да еще какой! Я вам прямо скажу, дела настолько серьезные, что вы даже в тюрьму можете сесть!
- Как это так? Что случилось? Что произошло? – волнуясь, произнес он.
- Короче говоря, на вас пожаловались ваши соседи. Вы угрожаете их здоровью и жизни. Они вынуждены были обратиться к врачам, а также проверить уровень радиации возле вашего дома. Уровень повысился до недопустимых пределов! Настоящий Чернобыль! Есть подозрение, что все это связано с вашими антеннами. У меня здесь записано, что у вас их не менее пяти, и что все они в действии! – с трудом удерживая серьезные нотки в голосе, произнес я.
- Не верьте им! Они страшные вруны и мошенники! – возмутился Деян. - У меня из всех антенн на самом деле только одна действует. Остальными не пользуюсь. А кто на меня донес? Хочу услышать их имена.
- Я не имею права называть вам их имена!
- Но я настаиваю! Я должен знать, кто они! – все больше распаляясь, продолжал он.
- Я не могу этого сделать!
- Я хочу знать имена этих подлых людей! – он уже почти кричал.
От душившего уже меня смеха я не мог проронить ни слова. Деян бросил трубку.
Через минуту, я снова набрал его номер. Опять в той же немного грубоватой форме он ответил мне. Но на этот раз я тоже довольно резким тоном обратился к нему:
- Г-н профессор, на каком основании вы бросаете трубку, когда я еще не закончил разговор с вами?
Деян попытался что-то произнести, но я не слушал.
- Послушайте, г-н профессор, в вашем положении я не советовал бы вам так обращаться со мной. И если вы снова позволите себе бросить трубку, то через полчаса вы окажетесь в моем кабинете, и беседа примет уже другой оборот.
Когда он это услышал, его тон сразу же изменился. Путаясь в словах, он пытался объяснить, что ему показалось, будто бы связь оборвалась, и поэтому он положил трубку.
- Извините! Поверьте, что я не бросал трубку! – почти умоляющим голосом закончил он.
Меня снова начал разбирать смех, и, чтобы не рассмеяться прямо в трубку, я замолчал. А он, совершенно растерявшись, все продолжал звать меня, проверяя, я на связи или нет. Я не мог произнести ни слова в ответ, а он, боясь положить  трубку, бесконечно вызывал меня,
- Инспектор Васич, инспектор Васич! Я вас слушаю! Где вы? Почему молчите?
Наконец я овладел собой и уже довольно спокойным голосом сказал:
- Г-н Деян, мне нужно будет осмотреть вашу антенну и разобраться в чем дело. Вы должны будете принести ее ко мне в кабинет!
Услышав эти слова, Деян совсем пал духом и умоляющим голосом стал упрашивать меня:
- Инспектор Васич, я вас очень прошу не делать этого. Если бы вы  знали,  с каким трудом я устанавливал эту антенну! Сделайте одолжение, позвольте не снимать ее. Может быть, можно будет как-то по-другому решить этот вопрос?
Но я был непреклонен и строго заявил:
- Вижу, что нам с вами больше не стоит продолжать разговор. У меня и так мало времени, а дело серьезное и надо спешить. Люди жалуются и просят срочно принять меры. Вы непременно должны принести ее. Кстати,  вы знаете, где находится наше Районное управление?
Когда Деян подтвердил, что знает, где оно находится, я продолжил:
- Мой кабинет на четвертом этаже. Когда войдете в управление, спросите инспектора Васича. Меня там все знают. Но так как ваша антенна колоссальных размеров, вам придется поднимать ее по лестнице.
На Деяна, наверное, совсем угнетающе подействовал  мой строгий тон, и, не найдя, что ответить, он предпринял последнюю возможность уговорить меня.
- Г-н инспектор, - произнес он совсем упавшим голосом, - ведь сегодня уже пятница, а завтра выходные. Может, я принесу ее в понедельник? Это не будет поздно? Таким образом, у меня будет достаточно времени снять ее с крыши. А так я могу не успеть до окончания вашего рабочего времени.
Меня снова охватил приступ смеха, но, кое-как справившись с ним, я вполне серьезным голосом произнес слова, ставшие для него в какой-то мере утешительными.
- Конечно, можете! Но в понедельник ровно в 9 часов утра вы с антенной в руках должны быть в моем кабинете!
Попрощавшись, я аккуратно положил трубку. Казалось, разговор был окончен.
В мыслях представлял, как он рано утром идет по улице с громаднейшей антенной на спине; как, с трудом, цепляясь ею за ворота, входит в Районное управление; как обращается к изумленному дежурному, говоря, что должен с антенной пройти к инспектору Васичу, и как дежурный, разинув рот от удивления, отвечает, что такого у них в списке нет.
Вначале мне все показалось довольно смешным и забавным, но вскоре стал понимать, в какой ужас привел его! А ведь он на самом деле поступит так, как пообещал! И тогда я решил снова ему позвонить.
- Извините, что снова беспокою вас, но у меня появился еще один вопрос.
- Слушаю вас, - любезным тоном произнес Деян, как будто ожидая, что я снова позвоню.
- Я хотел спросить, а чьего производства у вас антенна?
- Китайского, - ответил Деян впопыхах.
- Китайского? – переспросил я, притворяясь удивленным. – Так вот в чем дело! Жаль, что я вас раньше не спросил об этом. Теперь все стало ясно. Ведь именно китайские антенны и излучают радиацию.
- Но, г-н инспектор, я приобрел ее легально. У меня и счет на нее есть. В чем же я тогда виноват?
- Вероятно, все дело в том, что у вас их несколько. И они все вместе в рабочем состоянии и создают этот неблагоприятный фон, подрывающий здоровье людей.
Деян стал спорить со мной, утверждая, что из пяти антенн, которые у него есть, он пользуется только одной.
Тут я почувствовал, что настал момент покончить с шуткой, и поэтому спросил его уже шутливым голосом:
- Скажите, а вам не приходило в голову обратиться за помощью к своему сводному брату из Португалии? Ведь он, несомненно, смог бы вам помочь, выслав для вашей антенны ключевую деталь не китайского производства…
Деян словно оцепенел. Но когда он пришел в себя, то понял, что все это время разговаривал не с инспектором Васичем, а со мной. Что последовало после этого, не трудно догадаться. Он, не выбирая слов, покрыл меня таким матом, какого я не слышал за всю свою жизнь. Остановился только тогда, когда решил, что с меня хватит, а может просто слова кончились. И в конце, в бешенстве бросил трубку.
Но, к сожалению, я не сразу сообразил, что дальше шутить с ним не надо было. Я снова позвонил ему и, вместо того, чтобы извиниться, шутя, снова представился инспектором Васичем. Я думал, что он остынет и все воспримет, как шутку, и мы вместе посмеемся над происшедшим. Но этого не произошло. Он был взбешен и серьезно обиделся на меня. С упреком в голосе начал выговаривать мне:
- Разве ты не понимаешь, что заставил меня волноваться? У меня чуть сердце не остановилось! Мне даже пришлось лекарство принимать! Довел меня почти до инфаркта!
Но, как назло, я продолжал шутить. И когда он понял, что я не могу угомониться, попросил больше ему никогда не звонить и добавил, что больше не хочет со мной общаться, и что отказывается от меня. Мне в тот момент стало обидно до боли! Но все мои извинения ничем не помогли. Теперь мне пришлось переживать.
За свою шутку мне пришлось дорого заплатить. Да, я пошутил, но шутка оказалась неуклюжей. Это было очевидно. Так мы перестали общаться.

Прошел примерно месяц. За все это время я ему не писал и не звонил. Но вот однажды получаю от него письмо, а в письме всего один вопрос:

- Почему не пишешь?...

                                                                                                                                                       IVB

Отправить комментарий
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...